Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:43 

что происходит
Пишет Тёмная сторона силы:
20.05.2011 в 13:58


Слов - 90

- Да-да-да, у тебя неплохо получается, Мерлин, - произнёс смутно знакомый голос, и сильные руки потянули танцора со стола, где он с неожиданной грацией танцевал среди тарелок и кружек. Зал таверны возмущённо загудел: и ржущие в голос лесорубы, и покрасневший бард, и хозяйка у стойки, облизывающаяся, как кошка…
- Я хочу продо-олжи-ить! Только куртку и платок снять успел, ты, задница!
- О продолжении мы с тобой в номере поговорим, - Артур шлёпнул брыкающегося слугу по заднице. Исключительно в воспитательных целях, конечно же.
А посетители радостно засвистели и заулюлюкали им вслед.

URL комментария

15:39 

что происходит
Пишет this is calm, and it is doctor:
12.06.2011 в 13:24


654 слова.

Когда Артур станет королем, первый его приказ будет- запретить Мерлину употреблять алкоголь. Даже нюхать. Что значит "нельзя издать указ ради одного человека"? А вести себя, как Мерлин это делает сейчас, можно? Во истину- в тихом омуте черти водятся. В омуте Мерлина черти не просто водились, а, как оказалось, плодились, размножались, ели-пили, вели разгульный образ жизни и танцевали. А нет. Танцевал как раз Мерлин.
Ничего не предвещало беды: они с отрядом рыцарей возвращались из похода и заглянули в таверну на подходе к Камелоту. Артур наблюдал за Мерлином- ну да, он постоянно это делает- и пытался понять, с чего это его нерадивое личное недоразумение так налегает на эль? За всеми этими размышлениями принц пропустил момент начала катастрофы. Точку невозврата. То ли его развезло, то ли он повёлся на подначки рыцарей, то ли уровень его обычного идиотизма загадочным образом взлетел выше стен замка,- кто знает. Факт оставался фактом: Мерлин забрался на стол и начался двигаться под пьяное улюлюканье рыцарей. Конечно, они восхищенно свистели. Еще бы. Движения Мерлина были плавными, тягучими, нарочито- медленными и словно подчинялись известной лишь танцору мелодии. Миг- и он поворачивает голову, откидывая отросшие пряди и обнажая четкие линии скул. Миг- и качнувшиеся стройные бедра провожают жадные взгляды. Куртка, когда он успел снять куртку?

-Эй, Мерлин, как насчет рубахи?- азарт в голосе Гавейна вполне понятен Артуру.
Мерлин обводит мутным взглядом публику, впивается взглядом в Артура и, скрестив руки, тянет рубаху вверх. Выносите.
Он неприлично худой и бледный, ключи и коленки трогательно выпирают, и это всё так не вяжется с развратной улыбкой и полуприкрытыми глазами. Артуру хочется его покормить, обогреть, пожалеть. Да и просто хочется. Давно уже, почти год. Но он держит себя в руках, ждет Мерлина, пока тот созреет, поймет, догадается, сам захочет, в конце концов. Потому что принуждать- не в правилах Артура. Поэтому принц просто нагружает его работой, чтоб не оставалось времени на всякое. Но не сегодня.
-Мерлин, снимай платок, давай же!- ох, нет.
Да. Мерлин обхватывает руками шею- чего там обхватывать- , долго возится с узлом и на мгновение становит самим собой: неуклюжим, недотёпистым мальчишкой. Но вот пара резких движений, и платок летит к ногам. Хана. Черт, лучше бы он был голым, пусть бы лучше штаны снял. Но платок! Это намного откровеннее и интимнее, Артур уверен. Мерлин же охранял свою шею от чужих взглядов ревностнее, чем любой рыцарь Мерсии охраняет свои границы. Он кутал её в платок всё время, что Артур его знает. Глупо, конечно, но Артуру нравилось думать, что это их маленькая тайна, пока еще нераскрытая и оттого восхитительно сладкая. Он предвкушал, представлял, мечтал о том, как однажды Мерлин , вдохнув поглубже, позволит ему снять платок со своей шеи и как это будет потрясающе хорошо. Высшая степень доверия. Сокровенно. Пропади всё пропадом, он почти ощущал иногда подушечкам пальцев эту грубую ткань. А сейчас у него было чувство, будто его обманули, обокрали. Это пьяное стадо смотрит и видит, боги, они все видят его Мерлина таким открытым, беззащитным, почти голым.
-Не смейте- не смейте- не смейте!- Артур кричал во всю мощь лёгких. Молча.- Не смейте смотреть, видеть, любоваться, хотеть! Это моё! Мои глаза, губы, завитки влажных волос на тонкой шее, острый кадык, бёдра, длинные ноги, бледная кожа и уши нелепые- тоже мои! Ну неужели не видно?
Кап-кап-кап. Это слюна Гавейна или мозг Артура?
-Принцесса, слезай, посмотрим, как твоя пластика проявит себя в деле,- Гавейн помогает Мерлину спуститься со стола, поддерживая его за плечи и обхватив одной рукой талию. Артур отстраненно восхищается полным отсутствием мозгов и тормозов у рыцаря. Это ж надо. Потому что Артур слишком долго ждал. Дождался, чёрт.
-Принцесса- для принца, сэр Гавейн,- тихо рычит Артур и тянет мало что соображающего горе-танцора на себя. У того затуманенный взгляд, горячая кожа, сбившееся дыхание и влажные приоткрытые губы. Мерлин весь растекся по Артуру, словно подходил идеально, словно был его второй половинкой, обратной стороной. Артур целует Мерлина на глазах подвыпившей публики. Из толпы раздается торжествующее «Я же говорил!». А Мерлин в надежных руках принца улавливает одну мысль на краю своего утекающего сознания : «Ну наконец-то. Тугодум».

URL комментария

My Wonderful Madness

главная